Четверг, 15.11.2018, 18:42
Приветствую Вас Гость | RSS

Персональный сайт Светланы Шайхитдиновой

Интервью

Светлана Шайхитдинова:

«Мне повезло с профессией»

 

Интервью Наили Бадыкшановой по случаю 45-летия кафедры журналистики.

Опубликовано:  http://www.kpfu.ru/press_center/index.php?id=13&idm=0&num=3



-Светлана Каимовна, почему Вы ушли из практической журналистики? Вы же начинали как корреспондент городской газеты…

- Да, окончив Казанский университет, я проработала в газете шесть лет. Пять из них – в городе Набережные Челны, когда еще вводилась в эксплуатацию вторая очередь КамАЗа, когда в молодежи поддерживались инициатива и энтузиазм. Те годы я вспоминаю как самые счастливые. Мне повезло с профессией – выбрала-то я ее вслепую, никакого вдохновляющего примера не было. В ряду гуманитарных специализаций подала документы на эту - потому, что выпускники других факультетов отправлялись учителями в школу (тогда было обязательное распределение). А у меня мама была учительницей, и я наверняка знала, что ее профессиональную судьбу ни за что не повторю. Мне хотелось чего-то такого, что давало ощущение полноты жизни, и журналистика вписывалась в эти представления. Кто бы мог подумать, что несколько лет спустя, я также, как моя мама, буду проводить вечера – пусть не над тетрадками – над материалами, необходимыми для учебных занятий, и что именно такая жизнь будет меня радовать своей наполненностью!

Я не вернулась в газету после окончания очной аспирантуры в Москве. Годы учебы совпали с началом перестройки. На глазах все стало другим. Захвативший всех рынок отказался от аналитической журналистики. Оказалось, что читательским вниманием руководит не столько озабоченность жизнью страны, сколько обыкновенное человеческое любопытство. Меня восхищали появившиеся в печати образцы репортерского описания повседневности. Но сама я так не умела. Нет, один-два раза выдать подобный «шедевр» я могла, но наше дело требует этого с регулярностью конвейера. Поэтому я решила, что настало время переквалифицироваться в «тренеры».

- Насколько сильно отличаются от предыдущих поколений современные студенты?

- Коротко говоря, мы были романтиками, а нынешнее поколение – прагматики. К нам на кафедру иногда приходят представители старшего поколения: «Пусть кто-нибудь из молодых людей пойдет со мной и сделает журналистский материал по такой-то проблеме, у меня есть информация». Я отвечаю вопросом: «А заплатить за их труд вы сможете?».

Недавно я пересматривала свои старые методические пособия. Одно из них посвящено семестровой редакционной практике – сколько материалов надо опубликовать за семестр, по каким жанрам. Оказалось, что нормы, принятые нами лет десять назад, уже не действуют – занижены. Современный студент востребован как реальный работник. Прежде подобное положение дел касалось только отдельных уже продемонстрировавших себя на производстве ребят. К остальным общество так и относилось как к учащейся молодежи. После окончания университета было еще три года для «подводки» их как молодых специалистов. Теперь никто ждать не намерен, работодателю сразу нужна отдача. Он недоволен теми, кто приходит из вуза и «ничего не умеет». И студенты чувствуют это. Сегодня больше таких, кто, получая диплом, уже способен начать свое дело.

Еще одна особенность: выбор профессии уже не является делом жизни. Легко относятся к тому, что «дело» может поменяться или изначально быть другим, не связанным с образованием. Я, когда начала работать в университете, любила преподавать на заочном отделении: там были практики, уже работающие журналисты. Сегодня картина другая: связавших себя с журналистикой – единицы. Девушки, которых на нашем отделении, как всегда, большинство, работают в различных фирмах, в организациях. К этому надо добавить, что с нашим дипломом сегодня идут и в рекламу, и в пресс-службы. Прежде шли только в СМИ - на рынке труда просто не было профессий, связанных с рекламной и PR-деятельностью.

- Скажите, а 45 лет для кафедры журналистики - это много или мало?

- Если вспомнить, что факультет журналистики в старейшем вузе страны – в МГУ – минувшим летом отмечал свое шестидесятилетие, то 45 лет – это тоже не мало. Масс-медиа – это ведь такая динамичная сфера, где год идет за два, а то и за три. Технологический опыт тех, кто окончил наше отделение 30, 20, 5 лет назад, может быть принципиально различным. Общее появляется там, где заканчиваются технологии, и начинается творчество.

- Как с этой точки зрения Вы оцениваете татарстанские средства массовой информации?

- Мне кажется, что степень творческой свободы сегодня зависит не столько от твоих субъективных качеств, от качеств руководителя СМИ, сколько от экономической состоятельности и формата источника информации. Так, по отношению к работе в дорогих глянцевых журналах используется слово «креативность». Вроде бы синоним слову «творчество», но смысл все же немного другой. В нем больше технологичного, заданного, меньше личностного, спонтанного. Сама культура стала такой, вернее, таким стало наше отношение к ней. Культура это теперь не что-то «выше» и «лучше», а «наше все». К примеру, есть культура элиты, а есть – культура деклассированных элементов. В современной социологии появилось даже такое понятие – «новые культурные посредники». К их числу относят прежде всего работников медиа. На сегодняшний день такова миссия журналистов – быть культурными посредниками.

Если с этой точки зрения взглянуть на средства массовой информации Татарстана, то их возможности очень различны – не лучше-хуже, а просто различны. В государственном секторе периодической печати утверждается тенденция к унификации. В телевидении грядет цифровая революция. В журнальной периодике осваивается этикет глянцевой культуры и нормы корпоративного мышления. Свою историю пишут национальные СМИ. И каждый новый контекст диктует «посредникам» неповторимый стиль творческого поведения.

- Вы являетесь олицетворением честной журналистики. Как вам это удается - быть независимым экспертом в современных условиях?

- Спасибо, конечно, за такую оценку. Но дело-то в том, что быть независимым экспертом не удается. В течение десяти предыдущих лет по запросам граждан и редакций я проводила исследование конфликтных текстов массовой информации и готовила по результатам экспертное заключение. В минувшем году дважды пришлось выступить судебным экспертом. В одном случае в публикациях, ставших «предметом раздора», были затронуты межнациональные отношения, в другом – межконфессиональные. Я тогда поняла, что исход ситуации в таких случаях мало зависит от конкретной позиции отдельных людей, в том числе моей, будь она даже трижды независима. Потому что сталкиваются не люди, а их мировоззрения. И в этом случае важнее не само содержание этих мировоззренческих споров, а какой путь освоен для их разрешения, - какими правилами руководствуются суды, власть, общественность и т.д. В нашей стране мы переживаем такой период, когда путь еще не освоен – идет борьба без правых и виноватых, борьба без правил. И единственная возможность сохранить независимость – отстраниться. Поэтому я решила оставить практику экспертиз, а то, что было сделано, использовать для написания учебного пособия, чтобы на примере этих случаев пробовать со студентами вырабатывать правила участия в острых дискуссиях.

- Что бы Вы хотели видеть в сегодняшней журналистике?

- Я хотела бы видеть разнообразие. Мне нравится авторская журналистика. К сожалению, личностная позиция сегодня в дефиците – рынком не востребуется. Но ведь именно грамотная оригинальная аналитика лежит в основе качественной прессы. То же можно сказать о радио и телевидении. Да, региональные СМИ достигли сегодня неплохого уровня. Но в их хоре плохо видны лица, нет солистов. В свое время опасались, что телевидение, кинематограф вытеснят из нашей жизни театр. Но он остался. И остался благодаря тому, что не изменил себе: такого непосредственного эмоционального контакта актера и зрителя сидя у телевизора не добьешься. В аналогичных отношениях находятся традиционная журналистика и Интернет. Если средства массовой информации будут продолжать имитировать безликие сети, по которым я, нигде серьезно не задерживаясь, «праздно болтаюсь», «ни о чем не грущу», это, на мой взгляд, не будет способствовать росту их популярности и тиражей.

- Не упустим возможности поздравить Вас с Днем рождения. Наши пожелания, только самые теплые. В таких случаях принято спрашивать о планах на будущее…

- Спасибо за поздравление. В моем столе лежат планы новых учебных пособий. Я надеюсь, что в следующем семестре у меня будет побольше времени и я к ним обращусь.

А еще мне очень хочется повидаться с моей первой студенческой группой, в которой я начала преподавать после окончания аспирантуры, была куратором. На первом курсе ездила с ними в колхоз, - это незабываемое событие случилось в 1990 году; кажется, в университете такое было в последний раз, - больше студентов в колхоз не посылали. Это выпускники отделения журналистики 1995 года – Альфия Адиятова, Рома Кузнецов, Ирина Субеева, Наташа Морозова, Оля Сенаторова, Сережа Шерстнев, Айгуль Мирзаянова, Дима Михайлин, Владик Шамсуллин, Марина Лопатникова… Не всех перечислила, но всех помню, люблю.

Беседовала Наиля Бадыкшанова, фото Дмитрия Тарханова, Пресс-центр (25.10.07)

    _________________________________________ 

О Шамилове      О себе     

Форма входа
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

SHAYHITDINOVA.AT.UA© 2018
Все используемые материалы, размещенные на сайте, являются собственностью их изготовителя (владельца прав) и охраняются законом. Эти материалы предназначены только для ознакомления!
Конструктор сайтов - uCoz